Ольга Бузова: «Если мужчина хоть раз поднимает руку на женщину, нужно в эту же секунду уходить»

0

Ольга Бузова о том, почему не стесняется быть «девочкой из «Дома-2», о миллионах подписчиков и бремени славы, о любви без жертв и свободе быть собой — в эксклюзивном интервью главному редактору «Домашнего очага» Наталье Родиковой.

Наталья Родикова: Оля, мои коллеги в издательском доме из других журналов, когда узнавали, кого мы завтра снимаем, говорили: «О, круто! Оля, она такая классная, вам очень понравится с ней работать, она суперпрофессиональная, она клевая, она добрая и т. д.». Я слышала такое не раз, и это входило в противоречие с тем образом, который у меня сложился благодаря информационному шуму, который тянется с самого начала «Дома-2». С тем образом, который людей раздражает, который заставляет их писать хейтерские комментарии к новостям… Что вы такого особенного сделали, чего не делают другие? Почему такие сильные чувства вызываете?

Ольга Бузова: Вот видите, вы сами отвечаете на свой вопрос. Все те люди, которые со мной либо лично знакомы, либо работали, все меня любят, рекламодатели ко мне постоянно возвращаются, перезаключают контракты. Но вот мне уже 34 года, и я до сих пор не могу ответить на вопрос: чем же я некоторых людей раздражаю. Просто нужно четко понимать: в работе, на съемке, в личных отношениях я человек. Такая, какая есть. Трудоспособная, ответственная, пунктуальная, безумно уважающая других людей, их старания и работу. Но на сцене и на экране я артист, и там я самовыражаю себя.

Я люблю эпатировать, провоцировать, вызывать разные эмоции. Я телеведущая, и там тоже я должна людей провоцировать и подталкивать на какую-то искреннюю реакцию, беседу, чтобы узнать, что творится у них в душе.

Я никого из себя не строю, и, когда я приезжаю на телевизионную премию на верблюдах, это тоже моя сущность, это мое желание что-то этому миру, шоу-бизнесу показать, объяснить свою позицию. Я — артист. Я не боюсь смеяться над собой, я не боюсь шутить, я не боюсь смотреть врагам в лицо и как-то отвечать за свою позицию. Возможно, такая уверенность в себе в каких-то моментах людьми воспринимается как дерзость, вызывает раздражение, но я не хочу прогибаться под этот мир и под всех людей, чтобы нравиться им. У меня очень многогранная личность, и хорошенькой быть для всех я не хочу. Жизнь одна, и, если мне хочется ее проживать таким образом, я буду это делать.

Люди, которые со мной много лет знакомы, коллеги, поклонники — они знают прекрасно, что я прихожу домой, надеваю ушки от Микки Мауса, пижамку — и это тоже я. Это моя реальность, где я милая, нежная, добрая.

Платье Elisabetta Franchi; колготки FALKE; перчатки Escada; серьги SOKOLOV

Пресса, кстати, меня очень любит, потому что, если бы не я, не о ком было бы писать. Когда меня нет на мероприятии, все хватаются за голову: где же наша Оля? Потому что, если Оля придет, будет шоу — да. И я это делаю, потому что в кайф. Мне нравится зажигать, мне нравится удивлять — себя, поклонников, зрителей. То, что некоторые люди не воспринимают это, это их право, и я на них уже не обижаюсь. Если раньше меня ранили нелестные комментарии, то сейчас я обладаю поддержкой колоссальной в медиапространстве, в соцсетях. Самое главное — я никого не обижаю, никого не заставляю смотреть на меня, слушать меня, приходить на концерты. Я это делаю, не причиняя никому вреда. И вот это, в общем, безобидное мое существование, почему-то по сей день вызывает огромное количество споров. Да, я девочка из «Дома-2», но я его не стесняюсь.

Я своим трудолюбием доказала, что я умею не только плакать из-за всякой ерунды на телешоу, я артист, актриса, телеведущая, певица. И шаг за шагом я завоевываю уважение все более серьезных людей. Да, меня можно не любить, но не уважать меня невозможно.

И здесь я хочу вернуться к вашей фразе о том, что вы не готовы быть для всех хорошенькой. Мне кажется, вы человек достаточно ранимый…

Очень.

И иногда, наверное, хочется все-таки, чтобы все любили, и как-то понравиться всем, и быть поудобнее, чтобы не обижали…

Конечно, Наталья. Это было бы лицемерием, если бы я сказала, что нет, мне все равно. Нет, это неправда, и, кроме того, я тщеславна, как любой артист. Кто вам скажет из публичных людей, что мне плевать, знайте, что они лукавят. Может, Киану Ривзу все равно на всех, он действительно в своем мире. Но все остальные, которые выбирают путь сложный, тернистый — сцену, им не все равно. Это наш отчасти смысл жизни — нравиться, чтобы творчество долетало до сердец, чтобы мы были услышаны. Поэтому, конечно, меня обижают иногда комментарии, отношение, но еще раз повторю: я не хочу быть комфортной для всех, я не подушка, на которую ложишься и удобно. Я личность. И эти мои качества зародились еще в раннем возрасте, я всегда была бунтаркой.

Платье, PINKO; босоножки, Jimmy Choo; заколки, Faberlic; браслет, SKLV

В 13 лет у меня случилась история, которая меня как по голове ударила. У меня возникли очень сложные отношения с директором школы, несмотря на отличные оценки, она меня просто ненавидела. Ребенка!

За что можно ненавидеть ребенка, если он учится хорошо? Я тогда не пела «Мало половин», я не выходила полуобнаженная из ракушки на красной дорожке…

Я была ребенком, и меня ненавидел взрослый человек, она меня хотела исключить из школы. И мне было очень тяжело жить под таким гнетом, я чувствовала эту ненависть, мне понижали оценки, а на собраниях родителям говорили: «Скажите детям, чтобы не общались с Олей». И в какой-то момент я пришла к маме и сказала: «Мама, пожалуйста, переведи меня в другую школу». На что мама ответила: «Если ты сейчас убежишь, то будешь бежать всю жизнь. Ты будешь учиться в этой школе, потому что это элитная гимназия, с уклоном в изучение двух иностранных языков, и так далее. Ты окончишь эту школу, и окончишь ее отлично». Как мне было тогда тяжело, потому что я понимала, что перед ребенком стоит такая задача — справиться с негативом и победить зло.

И я не ушла, я осталась в этой школе, и со многими педагогами отношения остались прекрасными, а директриса меня по‑прежнему ненавидит! И когда про меня снимали фильм, с Андрюшей Малаховым, уже спустя годы, и дважды пытались с камерами приехать в школу, директор не пустила. Представляете, насколько сильна была ненависть, что спустя 20 лет не пускают в мою родную школу, где я училась до шестнадцати лет, где был мой выпускной, которую я окончила с двумя четверками…

Но за что она вас не любила? Что было поводом?

За то, что по субботам, в свободные дни от формы, я приходила вместо туфелек в плюшевых тапочках в виде собачек, я делала невероятные прически, я сердца нашивала на попу, мне было тесно в этих рамках, а в субботу можно было одеваться как ты хочешь, и я просто максимально себя самовыражала — через одежду, макияж, наклейки на лице.

Я была яркой, резала ей глаз всегда, и она меня невзлюбила.

Но я не сломалась, я осталась в этой школе, у меня там и друзья, и подруги, я была самой популярной девочкой, потому что я затейница, у меня и группа там была, и мальчики за меня боролись и дрались, и чего только не было. Я вспоминаю все равно с любовью эти дни школьные, но этот момент — он стал переломным в моей судьбе, когда мне мама сказала: «Уйдешь — будешь бежать всю жизнь». Надо уметь смотреть в глаза и в лицо человеку, который тебя не любит. «Ты не можешь, Оля, всем нравиться, — мама мне тогда говорила. — Это невозможно». Поэтому я приняла эту позицию тогда, в 13 лет, наверное, еще не отдавая себе отчета, насколько это важно было для меня в моей жизни. И подушкой удобной для людей я не становилась.

Костюм, Marc Cain; топ, Tom Tailor; шляпа, United Colors of Benetton, Lamoda; сумка; Furla; серьги, SKLV

Когда я только выпустила первую песню, которая месяц была на первом месте во всех хит-парадах — «Под звуки поцелуев», после чего начался взлет в моей сольной карьере… Кто только ни говорил, что я бездарщина, безголосая, куда я лезу, ну а то, что дура — это с первого дня про меня говорят, я уже выработала иммунитет по этому поводу. Поэтому я даже не оправдываюсь. А то, что я с любовью и с наивностью смотрю на этот мир, — мне это даже в плюс. Но, если бы я послушала хоть одного человека, кто мне в спину кидал камнями, у меня не было бы ни концертов в «Крокусе», ни первого альбома, ни второго, ни туров по всему миру с моими песнями и ничего бы этого не было. Жизнь быстро проходит, и тратить ее на удобство для других — самая большая глупость.

У меня мурашки по коже, Оль.

У меня, если честно, я клянусь — тоже. Потому что это та установка, которую я даю и себе, и своим подписчикам каждый день.

Мне кажется это важным еще вот почему. Мы много пишем о свободе женщины быть счастливой, быть собой, не подстраиваться под ожидания общества, которое диктует нам в первую очередь быть послушной женой. А это сопряжено с темой семейного насилия. С сопротивлением партнеров, которым не нравится, что женщина может иметь голос, что-то решать, что она может защищаться…

Самое важное, что я вынесла для себя из всех своих отношений, и коротких, и очень серьезных, — у меня был длительный брак, вы знаете… Так вот: любовь — это не жертва. Ты не можешь быть просто удобной для своего мужчины. Ты не должна жертвовать своими целями, своими желаниями, своими принципами. Не должна ломать себя, ни в коем случае. Где-то — да, подстроиться. Где-то услышать партнера. Но, когда отношения из наслаждения переходят в вечную ломку под ситуацию, из них нужно как можно скорее выходить.

Я не говорю, что любовь — это полная свобода. Любовь — это тоже своего рода ограничения. Да, ты должна быть верной, должна заботиться о партнере, должна уважать, держать в курсе, сопереживать, поддерживать. Но, когда ты любишь человека, тебе эти ограничения в кайф. И ты не должна быть в этих отношениях жертвой. Как только ты понимаешь, что возникает какой-то террор, нужно это либо сразу пресекать, либо выходить из отношений. Потому что, повторюсь, жизнь одна.

Я категорически против любого рукоприкладства. Если мужчина хоть раз поднимает руку на женщину, нужно в эту же секунду уходить.

Без права на второй шанс. Может, женщины постарше поспорят с моим юношеским максимализмом… Но для меня это так: либо полная гармония, либо я лучше буду одна, наслаждаться своей свободой.

Сегодня у вас самый большой «Инстаграм» в России, почти 20 млн подписчиков. Чувствуете ли вы популярность в обычной жизни? Есть ли свобода быть собой в любой момент?

После участия в реалити-шоу я себе отдавала отчет, что это просто узнаваемость, а хотелось быть именно популярной, когда уважают из-за достижений. И да, сегодня я ощущаю популярность. Это накладывает и ответственность определенную, и трудности тоже есть. Я не могу выйти в парк погулять, сходить в торговый центр или в кинотеатр, потому что обязательно кто-то подойдет и попросит автограф и фото. На концертах и съемках я никогда не отказываю и делаю это с удовольствием. Но в личной жизни хочется иметь свое пространство, а его у меня, к сожалению, нет. На пляже я, в аэропорту в пять утра, ужинаю в ресторане с мамой — это никого не останавливает.

Никто не задумывается, что у артиста должен быть кусочек личной жизни, ему просто хочется съесть мороженое, или, может, он после бессонной ночи, после перелета, без косметики, с патчами под глазами и в кепке.

Так что да, многих прелестей жизни я себя из-за этого лишаю. Приходится ходить в закрытые кинотеатры, гулять только за границей, и я стараюсь выбираться туда хотя бы раз в два месяца на пару дней, чтобы побыть не дивой, а просто девочкой Олей. Но и там узнают, подходят, извиняются, мол, вас уже достали, но можно просто фото…

А без разрешения фотографируют?

Миллион было ситуаций, когда я видела в Сети снимки, о которых даже не знала: и как из аэропорта выхожу, и как купаюсь, и даже в клубах не удается расслабиться, хотя я хожу туда редко и всегда ставлю охрану, все равно умудряются фотографировать исподтишка. Неприятно, но принимаю это как данность, мы уже живем в таком мире, где бороться с этим невозможно. Хотя и я ведь не должна работать круглосуточно. Время для меня тоже должно быть, я его достойна.

Когда знаешь, что в любой момент можешь оказаться в чьем-то телефоне, нужно всегда быть «при параде»?

Я слежу за каждой частью своего тела — и лицо, и фигура, и ногти. Но самое важное — волосы. Я могу быть с минимумом макияжа, но волосы всегда будут безупречны. Самое главное — чтобы они были ухоженными. Они отдельная часть моего имиджа, я много с ними экспериментирую, вы помните, я долго была блондинкой, потом, в непростой период, когда мне хотелось перемен, стала брюнеткой, коротко постриглась, и все мои поклонницы тут же ринулись так же стричься — одна сторона короче, другая длиннее… В общем, своим волосам я уделяю максимум внимания, и вы сами можете видеть результат.

Фото: Андрей Байда
Стиль: Владимир Макаров
Макияж: Каролина Трактина, национальный визажист Clé de Peau Beauté
Прическа: Геворг Хачатрян, стилист L’Oréal Professionnel
Продюсер: Алена Жинжикова
Ассистент фотографа: Мария Радаева

Благодарим отель «Балчуг Кемпински Москва» за помощь в проведении съемки

Читайте также: Почему мы сняли на обложку Ольгу Бузову. Письмо главного редактора журнала «Домашний очаг» март 2020

Интересно…
Хочу знать все, что происходит в жизни звезд.

Отправить

Я соглашаюсь с правилами сайта

Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.

Источник

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий